Золотая чаша

Золотая чаша

Российская сеть кофеен «Даблби» оказалась в центре скандала — владельцы иностранных кофеен сети обвиняют бывшего гендиректора Анну Цфасман и акционеров Сергея Дашкова и Глеба Смирнова в халатном отношении и мошенничестве на общую сумму в 220 миллионов рублей. Сеть якобы не предоставила владельцам франшиз практически ничего, кроме вывески. Акционеры настаивают, что владельцы франшиз виноваты сами, так как не смогли добиться от «Даблби» заключения официальных соглашений, однако признают, что Анна Цфасман откровенно превышала полномочия, а ее действия достойны разбирательства в правоохранительных органах. Кофейная гуща российского помола — в материале «Ленты.ру».

Сеть кофеен «Даблби» по итогам 2018 года вошла в топ-10 самых востребованных франшиз в сфере общественного питания на российском рынке, пропустив вперед таких мастодонтов рынка, как, например, KFC или Subway. При этом это самая популярная франшиза для того, чтобы открыть кофейню — даже «Шоколадница» оказалась ниже. За 2018 год «Даблби» смогла заключить 25 новых соглашений на открытие кофеен по франшизе, «Шоколадница» — только 24. В рейтинге 500 лучших франшиз 2019 года портала Businesmens «Даблби» входит в топ-50 и занимает 38 место.

Золотая чаша

«Даблби» — одна из первых сетей кофеен на российском рынке, которая начала продвигать формат монокофеен (точки без еды), а также позиционировать себя в сфере Specialty coffee, то есть кофе высокого качества. За рубежом существует целая культура потребления «спешиалти», внутри которой есть специальная градация качества кофе, где внутри зерен высшего качества отбираются «Выдающиеся» (90-100 баллов), «Превосходные» (85-89 баллов), кофе, набравший от 80 до 84 баллов, уже идет под маркой «Очень хороший».

Достигать высокого качества кофейных зерен позволяют жесткие климатические условия — лучшие зерна растут на высоте более 1000 метров, где деревья активно борются за выживание, передавая зернам все соки. Помимо этого, «особыми» их делает специальный процесс сбора, обработки и обжарки. На мешках с такими зернами принято ставить не только страну происхождения, но и конкретный район или плантацию.

Если верить официальному сайту «Даблби», то продвижением идей «спешиалти» сейчас занимаются в общей сложности 79 кофеен сети. Из них 65 в Москве, пять в Санкт-Петербурге, две в Иркутске, по одной кофейне имеется в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Махачкале, Зеленограде и Екатеринбурге. Столица Урала при этом официально не представлена на сайте компании, зато там есть Рязань, в которой кофеен «Даблби» больше нет. Также на сайте представлены две зарубежные точки сети — Прага и Тбилиси.

Золотая чаша

Недавно основательница сети и бывший гендиректор Анна Цфасман анонсировала американскую экспансию «Даблби» — сеть планирует открыть до десяти кофеен в США. Назывались даже конкретные города: Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Денвер и Сан-Франциско. «Мы изучаем возможность работы в США с одним из наших партнеров. Все заведения будут работать под торговой маркой «Даблби» с обновленным дизайном и учетом местных трендов», — говорила она в июле.

Однако у партнеров бизнес-леди столь громкие заявления вызвали лишь улыбки на лицах — владельцы зарубежных франшиз сети на протяжении нескольких лет познавали радость работы с компанией или, как говорит один из основных акционеров «Даблби» Сергей Дашков, «горечь расставания». Именно за радости общения и горечь расставания с Анной Цфасман владельцам зарубежных точек сети пришлось выложить группе компаний «Даблби» почти 220 миллионов рублей.

Сама компания и ее представители очень любят рассказывать о своей международной экспансии и об успехах на зарубежных рынках. Например, в прошлогоднем интервью Наталье Синдеевой в передаче «Синдеева» на телеканале «Дождь» Цфасман в красках расписывала зарубежные успехи: устойчивые продажи в столице Чехии, где «можно уже ничего не делать» и «огромный средний чек в Дубае». Кофейня в Эмиратах вообще стала одним из главных инструментов продвижения бренда «Даблби», как и кофейня в Барселоне. Помимо инструмента пиара обе эти точки объединяет еще один факт — их давно не существует.

Посеять зерно

О работе «Даблби» в Чехии «Ленте.ру» рассказал первопроходец кофейни на зарубежном рынке Владислав Падруль — он первым решился на открытие кофейни под российским брендом за рубежом. До «Даблби» Падруль никогда не занимался кофейнями, в Чехии он живет постоянно и занимается арендным бизнесом. Идея войти в кофейный бизнес к нему пришла в 2014 году после знакомства с Анной Цфасман.

Золотая чаша

Падруль настаивает, она смогла «нарисовать ему такие перспективы, что он сразу загорелся развивать сеть кофеен в Чехии». Более того, они договорились, что Чехия станет своего рода базовым пунктом для международной экспансии бренда. Для этого в Чехии было принято решение открыть сразу несколько точек, а также запустить обжарочный цех, чтобы в дальнейшем снабжать другие иностранные точки уже готовым зерном. Правда, никаких обязующих документов или соглашений стороны подписывать не стали, по словам Падруля, с Цфасман его свел близкий друг, который к тому же стал партнером, поэтому сомнений и мыслей о том, что сотрудничество может обернуться проблемами, у предпринимателей не возникало. «Мне было достаточно слова друга», — объясняет свое опрометчивое решение Падруль.

Открытие франшизы обошлось ему в 900 тысяч рублей — ровно столько составил так называемый паушальный взнос за франшизу без договора. Однако на этом расходы не закончились, закупка специального оборудования для обжарки кофе обошлась в 36 тысяч евро (2,44 миллиона рублей, эту сумму «Даблби» и Падруль поделили поровну). Помощь со стороны «Даблби» на этом этапе заключалась в подготовке и обучении персонала (за который надо было платить дополнительно) и в проведении нескольких мастер-классов, все процессуальные и организационные вопросы разруливать пришлось самому Падрулю, который, по собственным словам, «жил в кофейне».

Наличие точки в Чехии создало для «Даблби» хорошую рекламу — франшизой заинтересовались в других странах, так точка появилась в Риге, правда, быстро закрылась. «У владельца кафе в Риге было меньше денег, чем у нас, и он не ожидал, что будет так сильно минусовать. Проработал не больше полутора лет и разорился», — говорит Падруль. Сама сеть, как утверждает предприниматель, практически полностью самоустранилась от помощи, хотя бизнес-модель «Даблби» не работала, точка генерировала убытки — примерно 500 тысяч рублей в месяц на протяжении года. При заявленной окупаемости полтора-два года.

Золотая чаша

Невзирая на тотальный срыв бизнес-плана и отсутствие поддержки со стороны «Даблби», Анна Цфасман убедила Владислава Падруля открыть еще одну точку, которая «положительно скажется на узнаваемости бренда и приведет ту необходимую для прибыли аудиторию». Новую кофейню открыли в бизнес-центре с большой проходимостью, но и это не помогло — она работала в ноль. Повторный провал не убедил предпринимателя в бесперспективности франшизы, наоборот, он открыл еще одну точку, правда, уже отказался от стандартов «Даблби», которые запрещают точкам продавать еду. Именно нарушение запретов и принесло свои плоды — третья точка быстро вышла в прибыль (около 30 тысяч рублей в месяц), однако ее доходы не покрывали издержки остальных.

В итоге в середине 2016 года Владислав пришел к представителям «Даблби» и сказал, что с него хватит и он не готов тратиться на нерабочую бизнес-модель. В ответ Цфасман предложила ему выкупить точки, взять их под свое управление, вывести в прибыль и передать обратно предпринимателю. Падруль согласился, но все договоренности снова остались на словах. Участия «Даблби» хватило всего на два месяца — ровно на такой срок от компании приехала менеджер, которая, по словам Владислава Падруля, ничего толком не сделала. После этого предприниматель решил продать точки, однако осознал, что не может этого сделать, так как российская компания не регистрировала собственный торговый знак на территории Чехии.

Падрулю пришлось самостоятельно регистрировать товарный знак. «Даблби» и лично Цфасман долго игнорировали проблемы предпринимателя и не выходили на связь. Осознав, что в Чехии нужно регистрировать бренд «Даблби», Цфасман зарегистрировала свой, несколько отличный от того, который регистрировал Падруль. Самому предпринимателю предложили выкупить кофейню, в которой находился обжарочный цех, причем по себестоимости. Падруль согласился, так как точка все еще генерировала убыток. За время сотрудничества Владислав Падруль потерял более 10 миллионов рублей.

«Бренда «Даблби» не существует»

«Эмираты, например, оказались рынком очень интересным, там очень высокая покупательная способность, наш средний чек там огромный, там совершенно по-другому работают все принципы того, как ты приводишь гостей, там только соцмедиа, больше вообще ничего не надо», — хвалилась Цфасман в программном интервью в 2018 году. В реальности все оказалось не так радужно.

Золотая чаша

Партнер «Даблби» Виталий Мыздриков, который взвалил на себя ответственность за развитие сети в Дубае, рассказал «Ленте.ру», что ничего этого не было — от слова совсем. Бизнесмен настаивает, что бренда «Даблби» не существует в принципе, зато есть персональный бренд Анны Цфасман, которая «манипулирует людьми на уровне опытного политика». Она, по словам бизнесмена, совершенно не заинтересована в развитии бизнеса и страдает хронической жадностью.

Мыздриков познакомился с Цфасман в апреле 2017 года, а уже в мае они договорились открыть кофейню в Дубае, где у предпринимателя был бизнес по продаже автозапчастей. Мыздриков хотел распробовать неизвестную ему нишу и стартовать с одной кофейни, но, по его словам, Цфасман была настолько убедительна, что уговорила его на несколько точек сразу. «Весь мир спешит в Дубай! Надо сразу три локации, а лучше пять», — вспоминает он ее слова, которые тогда его совершенно не напрягали и казались просто деловой хваткой успешной предпринимательницы. Этим же, видимо, обусловлено и отсутствие соглашения между сторонами, документ был разработан (копия есть в распоряжении «Ленты.ру»), но так и не был подписан.

Четкой бизнес-модели по развитию сети в Дубае у Цфасман не было. По словам Мыздрикова, построение зарубежного бизнеса сводилось к концепции «Смотри на лабутены» — следовало искать те места, где ходят хорошо обеспеченные люди, по версии Цфасман, для успеха этого было достаточно.

На деле все оказалось совершенно не так. Принципы «Даблби» в Эмиратах просто провалились — формат монокофеен оказался невостребованным. Местные жители любят посидеть в ресторане всей семьей и им банально нужна еда, а не только напитки. Все сомнения со стороны Мыздрикова Цфасман отметала, гордо заявляя, что они будут «формировать у местных жителей привычку». Для формирования привычки Мыздриков закупал самое дорогое оборудование, так как, по словам Цфасман, в Дубае по-другому было нельзя. Целевой показатель для безубыточности одной точки на моменте обсуждения проекта был 200-300 чеков в день, Цфасман обещала 500, в реальности же чеков было 20-30 при отсечке безубыточности в районе 200 чеков.

Золотая чаша

На предложения о расширении меню кофеен Цфасман иронизировала: «Вы еще борщ тут продавайте, ну!» Хроническая же жадность бизнес-леди, по словам Мыздрикова, проявлялась в тех самых соцмедиа, о которых она хвалилась в интервью. Кофейням запрещалось вести собственные аккаунты в социальных сетях — весь постинг осуществлялся SMMщиками из Москвы, которые были далеки от того, что происходило в Дубае, — это видно по переписке между представителями Мыздрикова в Дубае и «Даблби» в Москве (копии есть в распоряжении «Ленты.ру»).

Могла возникнуть ситуация, когда кофейня просила оперативно запостить благодарность своему гостю, чтобы тот рассказал о новом месте на своей страничке, а такой пост выходил спустя несколько дней, что было уже неактуально. Причем за услуги SMM-продвижения надо было платить дополнительно — аккаунт под каждую кофейню (создать единый под несколько точек в Дубае запрещалось) стоил 20 тысяч рублей в месяц. Правда, на этом «успехи» PR-продвижения не закончились, Цфасман вышла на одно из самых дорогих агентств, за услуги которого платить пришлось Мыздрикову.

Речь идет о Toh PR — одном из крупнейших агентств на Ближнем Востоке. По словам предпринимателя, оно договорилось с крупнейшим изданием Ближнего Востока Gulf News об интервью и направило вопросы Цфасман, на которые она долго не отвечала. Все это время Toh PR выставляла счета Мыздрикову за работу, которой по факту не было. Стоимость услуг оценивалась в 10 тысяч долларов в месяц. Мыздриков поинтересовался у Цфасман, за что же он платил, и получил ответ: «Да они у вас там работать не умеют!»

Золотая чаша

Изначальный план предполагал открытие пяти точек, за каждую из которых Мыздриков заплатил по 25 тысяч евро, на деле же было открыто всего лишь три точки, за две несостоявшиеся «Даблби» денег не вернула, хотя 125 тысяч евро передавались под расписку. На все просьбы и требования подписать присланный договор гендиректор «Даблби» постоянно находила отговорки и причины, чтобы этого не делать. То ей надо было что-то согласовать, то показать договор «котикам» — речь про основных акционеров «Даблби» Сергее Дашкове и Глебе Смирнове.

Мыздриков настаивает, что у «Даблби» нет франшизы в принципе, у кофеен есть вывеска и узнаваемое название, которое раздуто СМИ и талантами Анны Цфасман. Однако ни технологии, ни системы поддержки в компании просто нет, сама же уже бывший гендиректор была нацелена на личное обогащение, продвижение себя и использование зарубежных точек в меркантильных целях. За годы сотрудничества c «Даблби» дубайские точки принесли Виталию Мыздрикову три миллиона долларов убытков (расчеты предпринимателя имеются в распоряжении «Ленты.ру»).

Помимо паушальных взносов, оплаты PR-услуг и продвижения, Мыздриков был вынужден купить самое дорогое оборудование и регулярно закупать кофе у партнеров «Даблби», как впоследствии оказалось по намеренно завышенным ценам (хотя своим партнерам сеть обещает пониженные оптовые цены на свой кофе). Все ключевые вопросы решались непосредственно при личном участии Цфасман, это приводило к тому, что такой относительно простой вопрос, как закупка новых фартуков для сотрудников кофеен, мог решаться более двух месяцев. При этом никакой четкой инструкции работы у «Даблби» нет, по словам Мыздрикова, за все время работы они получили только инструкцию по продвижению кофейни (есть в распоряжении «Ленты.ру»), суть которой сводится к налаживанию дружеских отношений со всеми ближайшими точками притяжения (бизнес-центры, кино, музеи и т.д.).

Без напряга

Партнер «Даблби» в Барселоне петербурженка Елена Кузнецова искала франшизу, которая бы занимала минимум сил и приносила стабильный доход, однако вместо этого она нашла головную боль и проблемы, которые не закончились до сих пор. Цфасман обещала Кузнецовой успешный проработанный бизнес при вложениях на уровне 80 тысяч евро. Предпринимательница ранее уже успешно работала с франшизами — еще в 2004 году она купила франшизу американского центра образования FasTracKids, которым более 10 лет успешно руководила. В Барселоне у Кузнецовой была недвижимость, поэтому было желание совместить приятное с полезным.

Золотая чаша

В 2015 году она познакомилась с Цфасман через владельца петербургской франшизы «Даблби». Гендиректор сети нахваливала прибыльность и перспективы пражской кофейни и предложила Кузнецовой открыть точку в Барселоне. Кузнецова согласилась попробовать. Свое импульсивное решение она объясняет тем, что Цфасман «крутой продажник, который говорит ровно то, что ты хочешь услышать». Правда, договор с «Даблби» Кузнецова, как и другие представители сети, подписать не смогла — Цфасман постоянно откладывала этот момент, мотивируя это тем, что его нужно составить специально по иностранному формату.

Еще до запуска кофейни в Барселоне Кузнецова подсчитала расходы и ужаснулась: они почти в 2,5 раза превышали обещанные бизнес-планом и составили 210 тысяч евро. Однако Цфасман вновь удалось убедить Елену подождать, мотивируя это тем, что не все в компании обкатано до автоматизма и подобных издержек можно было ожидать. Цфасман обещала выручку точки на уровне 50 тысяч евро в месяц, однако эти цифры оказались сказочными. Как следует из предоставленных «Ленте.ру» расчетов, точка в Барселоне на пике зарабатывала 12-13 тысяч евро в месяц, а расходы составляли в районе 16-18 тысяч евро в месяц — то есть все время была убыточной.

На резонные вопросы Кузнецовой об обещанных оборотах Цфасман отвечать просто не стала и перестала выходить на контакт. Однако это было не главной бедой, менеджер «Даблби», присланная для управления точкой, должна была оформить документы, которые позволяли бы кофейне работать в Барселоне. Менеджер якобы нашла нужного человека, готового оформить специальную лицензию, на это они запросили у Кузнецовой 43 тысячи евро: 23 — на счет и еще 20 тысяч — наличными. На деле же менеджер не просто не оформила лицензию, а подделала документы. Кузнецова уверена, что часть переданных средств просто ушла на руки кому-то в «Даблби».

Золотая чаша

Отсутствие лицензии очень сильно подорвало позиции Кузнецовой, ведь кофейня полтора года работала без документов и вела незаконную предпринимательскую деятельность, что является достаточно серьезным преступлением в Испании. Судебные издержки прибавили и головной боли, и финансовых потерь, которые на текущий момент оцениваются уже в 400 тысяч евро.

Представители «Даблби» Дашков и Смирнов участвовать в разбирательствах отказались, хотя признались, что знали про деятельность своего гендиректора, на встречу Кузнецовой с акционерами Цфасман приезжать отказалась. «Когда я спросила, за что заплатила, мне ответили: за радость общения с Цфасман, ну или за горечь расставания», — рассказала бывший владелец точки в Барселоне — кофейня закрыта с первого августа 2018 года. Теперь Кузнецова рассматривает возможность участия в коллективном иске пострадавших франчайзеров, действия «Даблби» она расценивает как мошенничество.

Беспредельная жадность

Владелец грузинской точки, пожелавший сохранить анонимность, заинтересовался кофейным бизнесом от банальной любви к бодрящему напитку. Вместе с партнером они искали вариант с франшизой, которая бы нравилась им самим. Рассматривали Starbucks, однако американская сеть не готова работать с единичными точками, тогда остановились на «Даблби» — российский бренд вызывал у них симпатию. Стартовать хотели в Москве и даже выбрали место, однако в последний момент сорвалось, тогда взор остановился на Грузии, так как один из партнеров часто ездит туда по семейным делам. Точку планировали открыть в Тбилиси, выбирали между бизнес-кварталом и туристическим центром — остановились на последней локации, так как Цфасман надеялась на узнаваемость бренда среди российских туристов, как оказалось впоследствии — напрасно.

Предприниматели были единственными владельцами зарубежной точки, кто все же смог заключить договор концессии с «Даблби» в 2016 году, однако юридической силы на территории Грузии он не имел, так как товарного знака «Даблби» на территории Грузии сеть не регистрировала. Изначально размер паушального взноса составлял в районе 1,2 миллиона рублей, однако при дальнейшем обсуждении сумма выросла до 1,5 миллиона рублей и добавилось требование заплатить наличными в Москве. Экономить на издержках «Даблби» не позволяла — мебель только у своего поставщика, стаканчики — тоже. Особое внимание заслуживают поставки кофе. Пока работал центр обжарки в Чехии — зерна шли оттуда, при этом сотрудники «Даблби», по словам владельцев грузинской точки, «демонстрировали вопиющую профнепригодность».

Золотая чаша

«Мы заказываем, например, 20 килограммов зерен. Я прошу оформить доставку на наше юридическое лицо, чтобы забрать мог любой представитель компании. В итоге приходит 40 килограммов, которые оформлены на меня лично. И так было регулярно, несколько раз мне приходилось лично прилетать в Тбилиси, чтобы забрать зерно для кофейни», — рассказывает предприниматель. После закрытия точек Падруля в Чехии обжарочный цех остался только в Москве. Вместо официального оформления поставок «Даблби» регулярно отправляла одного из сотрудников перевозить зерна в чемодане челноком (копии переписок о перевозках имеются в распоряжении «Ленты.ру»), что фактически является контрабандой.

В общей сложности на открытие кофейни бизнесмены потратили более 5 миллионов рублей (с учетом паушального взноса). Четкого бизнес-плана по Грузии Цфасман и «Даблби» не предоставили, была лишь калька со средней российской точки, которая предполагала выход в прибыль за полгода, а окупаемость затрат — за 1,5-2 года, однако бывший гендиректор «Даблби» уверяла, что все окупится намного быстрее, так как «Грузия — это топ-направление, которое срочно надо брать!» На деле этого не произошло, точка регулярно генерировала убыток, а помощи со стороны «Даблби» не было — все заявленные другими владельцами иностранных точек симптомы были налицо, единственное отличие — Цфасман разрешила грузинской кофейне продвигать себя самостоятельно — видимо, сработал языковой барьер.

В общей сложности инвестиции в грузинскую точку владельцы оценивают в 8 миллионов рублей, осознав, что бизнес не приносит денег, они с партнером решили его продать, понимая, что никто за такую сумму кофейню не купит, они выставили ценник в 6 миллионов рублей. Цфасман не стала сильно переубеждать бизнесменов и начала искать потенциальных покупателей. Некоторое время спустя Цфасман вернулась, заявляя, что за 6 миллионов покупателей нет, так ценник за точку упал до 4 миллионов рублей. При этом за 2-3 миллиона Цфасман готова была выкупить ее под «Даблби». В итоге стороны сошлись на 4 миллионах рублей, куда входила стоимость запуска новой кофейни в Москве.

Деньги Цфасман обещала передать наличными в Москве, на встрече экс-гендиректор передала одному из владельцев грузинской кофейни 700 тысяч, сказав, что «больше нет», и пообещала дослать оставшиеся. Деньги были получены под расписку, в которой утверждался факт передачи 2 миллионов рублей (копия есть в распоряжении «Ленты.ру»). Стороны сошлись, что остаток суммы, 1,3 миллиона рублей, это стоимость открытия новой кофейни в Москве, а за Цфасман и «Даблби» оставался долг в два миллиона рублей. Однако после встречи дело встало — переоформление грузинской компании на «Даблби» не произошло до сих пор, оставшиеся два миллиона рублей партнеры не получили, как и помощь в открытии кофейни в Москве — ее уже просто нет. Конфуз с распиской совладельцы грузинской точки «объясняют хронической усталостью от Цфасман и желанием получить хоть какие-то деньги».

Золотая чаша

Однако на этом история не заканчивается, Цфасман действительно нашла покупателя на грузинскую точку, только ни слова об этом не сказала действующим владельцам. Потенциальным покупателем стал совладелец одной из московских точек Никита Рябинин. По его словам, переговоры шли с лета 2017 года. Цфасман предлагала Рябинину зайти в грузинскую компанию в равных долях, при этом операционное управление точкой компания брала бы на себя. «Я был очень рад, что мне представилась такая возможность. Никаких сомнений у меня не возникало, потому что с Анной Цфасман меня свели близкие знакомые. Я передал деньги за свои 50 процентов кофейни и принялся изучать детали», — рассказал Рябинин «Ленте.ру».

Бывший гендиректор не давала Рябинину встретиться или как-то контактировать с владельцами грузинской кофейни, объясняя это «наличием риска, что они откажутся продавать кофейню, если узнают о претенденте». При этом самим владельцам точки в Тбилиси о существовании Рябинина она так же не рассказывала. В итоге Рябинин передал под расписку два миллиона рублей (копия есть в распоряжении «Ленты.ру») за свою 50-процентную долю в грузинской кофейне и изучил финансовые показатели точки, которая, по словам Цфасман, генерировала убытки «из-за некомпетентного менеджмента нынешних владельцев».

Рябинин на правах, как он думал, совладельца покрывал за свой счет убытки и вклинивался в операционное управление кофейней. Разбираясь с проблемами точки, Рябинин, например, выяснил, что в кофейне работает человек без трудовой визы, а зарплату получает просто переводом на карточку в Сбербанке, что является нарушением Трудового законодательства. В течение года он также покрывал операционный убыток кофейни, вложив дополнительно в бизнес около миллиона рублей собственных средств (копия расчетов и переписки с представителями «Даблби» имеется в распоряжении «Ленты.ру»).

В ноябре 2018 года Рябинин провел встречу с Цфасман, где подробно обсудил деятельность грузинской точки. Тогда еще действующая глава «Даблби» рассказала о планах захватывать Грузию и открыть в ближайшее время еще 2-3 кофейни. Рябинин выразил недовольство тем, как идет бизнес в Грузии (незаконные трудовые отношения, контрабанда кофейных зерен, наконец, право собственности на точку по-прежнему не было оформлено на Рябинина и «Даблби»), и пожелал, чтобы ему вернули 3 миллиона рублей, так как брать подобные риски на себя он не готов. Цфасман заверила предпринимателя, что услышала его и «запустила процесс возврата».

Однако процесс запущен был только на словах. Цфасман регулярно находила отговорки, чтобы не возвращать денег: то бухгалтерский отчет, то выплату надо согласовать с мажоритарными акционерами (Дашковым и Смирновым), то в компании начался аудит, поэтому все транзакции заморожены. На определенном этапе Цфасман просто пропала и перестала выходить на связь. В апреле 2019 года Рябинин связался с акционерами, которые заявили, что ничего не знают про эту ситуацию, и самоустранились от решения проблемы. На предложение Рябинина присоединиться к коллективному иску против Цфасман, так как «Даблби» фактически пострадавшая сторона от ее действий, акционеры ответили отказом, отметив, что это «экстремальный вариант». Сам Рябинин подал иск к сети в апреле 2019 года.

Молчание котят

Основательница, идеолог и гуру продвижения «Даблби» Анна Цфасман проигнорировала все попытки «Ленты.ру» связаться с главным лицом сети кофеен. Не удалось пробиться к бывшему гендиректору даже в Instagram, который активно обновляется, из него же, например, стало известно, что она отлично проводит время на испанской Майорке.

Золотая чаша

По словам основного акционера сети «Даблби» Глеба Смирнова, Анна Цфасман не работает в «Даблби» «с конца 2018 года». Однако данные СПАРК-Интерфакс говорят о том, что из компании Цфасман ушла чуть больше месяца назад — 28 августа 2019 года на должность ООО «СДС-ББ» (ключевое юрлицо в группе компаний «Даблби») был назначен Сергей Дашков — партнер Смирнова в том числе и по другим бизнесам (самый известный — чайная фабрика Ahmad Tea). При этом в юрлице ООО «Даблби» Цфасман по-прежнему сохраняет пост генерального директора, не говоря о том, что за ней по-прежнему числится миноритарная доля в группе компаний.

Глеб Смирнов в комментариях «Ленте.ру» признает, что вина за провалом иностранных франчайзи во многом лежит на «Даблби», однако основную роль все же отводит именно Анне Цфасман. Он утверждает, что не так пристально следил за тем, как экс-гендиректор руководит компанией, и признает, что это было ошибкой.

«Наверное, в этом есть какая-то наша вина и недоработка, но это некий баланс между надеждой и желанием поучаствовать в чем-то интересном и самообманом. Я ни на что глаза не закрывал. Когда информация пришла, начали разбираться. Это привело к завершению наших взаимоотношений с Аней, к ее увольнению», — рассказал Смирнов, отметив, что долгое время акционеры также доверяли пробивным речам Цфасман. «Я, к своему глубокому стыду, могу лишь признать, что я позволил эмоциям моего партнера, который поддался обаянию Анны Цфасман, какое-то время этим иллюзиям оставаться», — признается Смирнов.

А вот Сергей Дашков оказался намного сдержаннее в оценках работы Цфасман в «Даблби». «Анна проделала огромную работу, ее вклад в компанию бесспорно значимый. Но компания растет, и рано или поздно приходит время менять корпоративные процедуры и управление. В настоящее время Анна никак не участвует в развитии бизнеса Даблби», — передал через пресс-службу свой ответ нынешний гендиректор.

Смирнов, не вдаваясь в подробности, признает, что действия Цфасман не вписываются в логику ведения честного бизнеса, а ее моральные принципы кардинально расходятся с представлениями акционеров. «Человек живет в своей системе координат, оценок, в своих представлениях о том, что такое хорошо, что такое плохо, что такое можно», — говорит Смирнов, отмечая, что по мере поступления к ним информации они вместе с Дашковым несколько раз пытались убедить Цфасман решить проблемы с потерпевшими франшизами порядочно, однако все попытки оказались тщетными.

Золотая чаша

«Пытался Аню уговорить договариваться и вести с людьми себя порядочно и прилично. Ничего не получилось. Мы пытались объяснить человеку, что такое базовые принципы бизнеса. Но, к сожалению, это оказалось невозможным», — сетует Смирнов и настоятельно советует не вести бизнес с Анной Цфасман. Правда, нести ответственность за каждый кейс, в котором участвовала Цфасман, акционеры не готовы.

«Давайте мух отдельно, котлеты отдельно. Если у них (пострадавших предпринимателей) есть недовольство Анной Цфасман, они идут и пишут какое-нибудь заявление в прокуратуру, на что имеют полное право. Не вижу здесь никаких проблем. Дальше уже органы будут разбираться. Если у них есть претензии к компании, это дело корпоративное», — настаивает Смирнов, подмечая, что владельцев зарубежных франшиз никто не заставлял работать без заключения договора. Дашков также отметил, что компания готова к судебным разбирательствам, но все же рассчитывает на досудебные соглашения с потерпевшими.

Караван идет

Невзирая на многочисленные обвинения, оба акционера не признают, что вся система компании нуждается в кардинальных изменениях. Они уверены, что «Даблби» нужна донастройка. «Я знаю множество франчайзи: у кого-то две, у кого-то пять, у кого-то семь точек — они довольны, они прибыльны. У них есть определенные вопросы, где-то им не хватает поддержки в области сервиса, обучения, где-то еще какие-то вопросы есть. Но в целом люди очень довольны, в том числе и финансовыми результатами» — настаивает Смирнов.

Дашков заявил «Ленте.ру», что неудачи на международном рынке «позволили компании переосмыслить свою стратегию и трезво оценить свои силы при выходе на международные рынки». По его словам, компания готовит обновленную международную стратегию и будет готова к выходу на международные рынки.

При этом говорить о включенности обоих акционеров в процессы на микроуровне не приходится. Ни Дашков, ни Смирнов даже не смогли назвать точное число работающих на текущий момент точек, а также не смогли определить статус грузинской кофейни, которая по-прежнему остается предметом спора и разбирательства правоохранительных органов. Дашков заявил «Ленте.ру», что она находится «только в стадии оформления юридических документов», а все обвинения по незаконной работе персонала и поставкам кофейных зерен он отрицает. Смирнов же, наоборот, заявил, что грузинская кофейня «как-то криво, косо, но работает».

Золотая чаша

При этом бывший претендент на 50 процентов в грузинской точке Никита Рябинин рассказал «Ленте.ру», что он и его партнеры по кофейне в башне IQ бизнес-центра «Москва-Сити» оказались под давлением из-за поданного им иска против «Даблби». Компания намеренно затягивала согласование новых товарных позиций в меню, а также начала требовать выплату роялти, невзирая на собственную отсрочку, и даже наложила на кофейню штраф (копии переписок с компанией имеются в распоряжении «Ленты.ру»). Рябинин утверждает, что встречался с акционерами весной 2019 года, однако добиться конструктивного решения не получилось. Более того, после той встречи давление на кофейню только выросло, в связи с чем он принял решение продать свою долю, чтобы не подставлять партнеров по бизнесу.

Одна из самых популярных российских франшиз оказалась во многом недееспособной, с неработающей бизнес-моделью и отсутствием какой-то вменяемой системы поддержки своих партнеров. Во главе, как казалось, успешного бизнеса долгие годы стояла аферистка, которая пользовалась доверием и успешностью бренда для личного обогащения. Действия Анны Цфасман привели к потерям более 220 миллионов рублей зарубежными партнерами компании, эта сумма соизмерима с годовой выручкой всей «Даблби». Доход двух главных юрлиц компании (ООО «Даблби» и ООО «СДС-ББ») в 2018 году составил 202 миллиона (в прибыль компания не вышла) — видимо, слишком «спешиалти» бизнес, чтобы приносить деньги.

***




Обратная связь с отделом «Экономика»:




Если вам есть, что сказать о работе группы компаний «Даблби», напишите на этот адрес: [email protected]
По материалам lenta.ru