Греческие вайнахи

Греческие вайнахи

Летом самый популярный вид отдыха в Греции — пляжные отели на островах. Осенью, в самом конце бархатного сезона, когда температура воздуха и цены на отели плавно снижаются, туристы отправляются в поездки по древним городам Пелопоннеса: Спарта и Нафплион, Монемвасия и Ареополис. Россиянка оценила популярный у самих греков маршрут и не разочаровалась.

Нафплион

Нафплион любят афиняне за сравнительную близость к столице. На пути туда путешественников ждет незабываемое и слегка пугающее тех, кто боится высоты, зрелище: Коринфский канал. Он соединяет Эгейское (залив Сароникос) и Ионическое (Коринфский залив) моря. Пересекая канал, путешественник и попадает собственно на Пелопоннес из материковой Греции. Шлюзов у канала нет, он узкий и пугающе глубокий — просто дух захватывает. Место для него выбирали в самом узком месте перешейка. Как назло, оно пришлось на достаточно большую возвышенность, через которую пришлось рубить канал. Когда стоишь на мосту над каналом, кажется, что ты на вышке для бэйсджампинга. Смотришь вниз, на проходящие суда, и колени ощутимо подрагивают.

На мосту полюбоваться каналом останавливается много туристов. Пелопоннес популярен не только у иностранцев, но и у афинян и жителей Северной Греции. В самый оживленный город полуострова Нафплион афиняне ездят на выходные: полюбоваться старинными зданиями, посмотреть на венецианскую цитадель XVII века, переночевать в маленьких бутик-отелях в старинных реконструированных домах и вкусно поесть в небольших ресторанах. Местные шефы сражаются за клиентуру и потому очень стараются.

Сейчас Нафплион — сравнительно небольшой портовый город. А в начале XIX века он в течение пяти лет даже успел побыть столицей независимой Греции. Здесь жил и работал первый официально избранный демократический «правитель» страны в Новое время — Иоанн Каподистрия. Русским туристам рассказывают о нем сразу же, как только они приезжают в город, ведь Каподистрия был российским подданным и служил министром иностранных дел при императоре Александре I.

Непременная остановка на любой экскурсии по Нафплиону — паперть церкви, где Каподистрию застрелили в 1831 году. История темная: основная версия — убийцами были братья Мавромихалис, уроженцы местности Мани на южной оконечности полуострова. Этот край населяли греческие пираты-христиане, турки туда предпочитали не заглядывать. Зачем греческим патриотам было убивать греческого же правителя, не очень понятно до сих пор. Историки конспирологического толка считают, что на преступление Мавромихалисов подтолкнули британцы, недовольные пророссийской политикой Каподистрии. Так или иначе, след от пули, сразившей злосчастного политика, заботливо прикрыт прозрачным пластиком. Возле него фотографируются.

Второй обязательный пункт туристического маршрута в Нафплионе — замок Паламиди. Его, как и многие фортификационные сооружения в Греции, возвели венецианцы. Чтобы добраться до цитадели пешком, нужно преодолеть лестницу из почти тысячи ступеней. Но вид на залив того стоит. Внутри крепости туристам обязательно показывают темницу, где томились греческие патриоты. Местечко действительно некомфортное. Как воскликнул зашедший в «каменный мешок» маленький русский турист: «Мама, тут плохо, окошек нету!»

Порос

Остров Порос расположен так близко от материка, что добраться до него вплавь может даже не самый лучший пловец. Большинство путешественников все же предпочитают паром: от материкового порта Галатас путь до поросского порта занимает десять минут. И большую часть этого времени паром швартуется. Виды с верхней палубы открываются незабываемые. Особенно утром, когда солнце заливает светом и маленькие лодки рыбаков, и яхты, и домики Пороса.

Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи

У острова тоже «пророссийская» история. Стратегически выгодное положение Пороса, закрывающего подступы с моря к Пелопоннесу, уже в 1830-м году превратило его в первую военно-морскую базу независимой Греции. Вскоре греки предоставили ее своему внешнеполитическому партнеру — Российской империи. Остатки стен русской военно-морской базы на так называемом Russian Bay, «Русском берегу», к сожалению, не получили музейного статуса и медленно разрушаются. Но это разрушение на фоне синего моря и чистого неба выглядит даже романтично. В руинах иногда проводят концерты под открытым небом.

Порос тоже связан с Каподистрией. На острове он занимался благотворительной деятельностью. Первый правитель Греции открыл приют для сирот в центральном монастыре острова. Монастырь Живоносного источника, как греки называют Богоматерь, нередко посещали и российские моряки — православные, как и греки.

Кроме этой обители, службы на острове проводят еще в 14 церквях. Греческие церкви вообще сильно отличаются от привычных россиянам храмов. Это может быть очень маленькое помещение, в котором одновременно могут молиться только жители деревни, где находится церковь. Иногда при такой крошечной, размером с российскую часовню, церкви есть крытая терраса или навес. Там прихожане собираются для праздничных трапез и больших служб: на Пасху, Рождество, престольный праздник.

Греки довольно религиозны. Многие из них добровольно выполняют какие-то церковные обязанности на волонтерской основе — поют в хоре, участвуют в украшении храма. Наш гид рассказал, например, что учит в своем приходе детей и взрослых церковному пению. Особый статус православной церкви закреплен даже в конституции страны.

Вообще добровольность и волонтерство — характерная сторона греческой жизни в небольших городках. На Поросе есть небольшой музей морских раковин и аммонитов, открытый на добровольных началах. В музее есть даже довольно редкие экземпляры. Местная супружеская пара, которая увлекалась дайвингом и коллекционированием раковин, пожертвовала свое собрание городу.

Спарта и Мистра

Спарта — один из самых известных городов-государств Древней Греции. Он существует и в наши дни, хотя сейчас это не могущественный и влиятельный полис, а сравнительно небольшой провинциальный город размером с крупный российский районный центр. От обычного современного города Спарту отличают названия улиц: например, можно повернуть за угол и оказаться на улице Менелая.

В Спарте течет своя провинциальная жизнь, не лишенная обаяния. В небольших кофейнях собираются старики, на центральной площади играют дети, туристы обсуждают впечатления у небольшого археологического музея. Последний, учитывая масштаб исторического значения Спарты, мог бы быть и побольше. К сожалению, и руины древнего города тоже выглядят не лучшим образом. Давно законсервированные раскопки амфитеатра и рынка древней Спарты с раскиданными под деревьями кусками колонн можно осмотреть в старой оливковой роще и на холме, поросшем эвкалиптами.

Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи

Самые интересные экспонаты спартанского (во всех смыслах) археологического музея — мозаики эллинистической эпохи, ритуальные маски из храма Артемиды, мраморные доски, на которые победители в спортивных состязаниях закрепляли свои награды, монеты и керамика. Но настоящий символ и музея, и Спарты в целом — статуя «веселого воина», которую еще называют «статуей царя Леонида» — знаменитого спартанского героя.

Это общепринятое прозвище, но никаких документальных подтверждений нет. Но нынешним спартанцам подтверждений и не нужно: они лучше знают, как выглядел их герой. В центре города стоит большой современный памятник Леониду, которому приданы черты статуи из музея. У памятника финиширует «Спартатлон» — традиционный ежегодный забег на 246 километров от Афин до Спарты, популярный у легкоатлетов разных стран.

Еще один заслуживающий посещения музей города посвящен оливе и оливковому маслу. Музей занимает перестроенное старинное здание и отлично оборудован. Можно в подробностях рассмотреть макеты маслодавилен разных времен — от позднего палеолита до Новейшего времени — и даже самостоятельно покрутить настоящие жернова.

Однако большинство туристов все же приезжают в Спарту не ради музея оливкового масла. Самое интересное, что есть в городе — это другой город. Речь идет о Мистре. В Средние века это было богатое и могущественное поселение-крепость, в наши дни — просто небольшой пригород Спарты. Мистра чем-то напоминает Минас Тирит из «Властелина колец». Мощеная дорога оплетала гору, взбиралась на вершину горы Тайгет. Ее венчает самая мощная цитадель города, традиционный последний, самый защищенный пункт обороны. Мистру можно осматривать целый день — у людей средней степени спортивности это занимает около семи часов.

Первое, что видят путешественники, руины каменных домов зажиточных горожан. В них есть даже примитивные «туалеты» — вынесенное за стену отверстие отхожего места. Они вызывают особый восторг у маленьких туристов. Впрочем, по сравнению с дворцом «деспота» эти дома выглядят практически лачугами. Кстати, слово «деспот» в греческом языке не несет никакого отрицательного смысла, так просто называют правителя города.

Самый «обжитый» участок руин Мистры — женский монастырь, заложенный еще в византийские времена. Монастырь действующий, его настоятельница — симпатичная женщина под пятьдесят из Болгарии, которая в советские времена была школьной учительницей, но лет в 25 ощутила призвание к монашескому служению. Она говорит по-русски и охотно рассказывает о жизни обители. Монахини вместе готовят еду, занимаются рукоделием, участвуют в церковных службах, убирают и украшают свою церковь.

Каждая греческая церковь хранит какую-нибудь собственную реликвию, местночтимую икону или святыню. Это могут быть образа, похищенные и чудесно найденные в море рыбаками, простреленные разбойниками или разрубленные турками, а после этого замироточившие и так далее. Прихожане приносят в церковь специальные дары. Если человек, например, попросил у Бога излечения от болезни, и оно наступило, то нужно пожертвовать табличку с изображением того органа, который исцелился (нога, глаза и т.п.). Табличка с изображением младенца означает благополучные роды или излечение от бесплодия.

Не исключение и церковь Мистры. В ней есть и свои особенности. Когда Мистру захватили турки, они, следуя своим религиозным убеждениям, «выкололи» глаза святым на фресках. Отбитая штукатурка на лицах изображений напоминает о турецком владычестве. Монахини не стали реставрировать росписи, оставив эту печальную память о прошлом неизменной.

Монемвасия

Тем, кому понравилось в Мистре, но заброшенность показалась слишком печальной, обязательно нужно съездить на островок Монемвасия. Там почти такой же город, как и в окрестностях Спарты, тоже заложенный византийцами, но вполне населенный и живущий активной туристической жизнью. Даже те, кто не учил историю, но любит выпить, наверняка слышали о Монемвасии. В Западной Европе она известна под именем Мальвазия, здесь производили знаменитое одноименное вино.

Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи

В Монемвасии постоянно живут люди, занятые в туристической индустрии: рестораторы, владельцы и продавцы сувенирных магазинов, отельеры, гиды. Но и далекий от этого бизнеса небедный человек, которому хочется, например, провести старость в неповторимых декорациях старинного города, может купить в городке жилье. Самая недорогая квартира стоит около 800 тысяч евро. В цену входит стоимость прекрасных закатов. В час захода солнца Монемвасия может соперничать красотой с греческой столицей закатов — деревенькой Ия на острове Санторини.

Этот городок сложно забыть. В предсумеречный час нужно подняться на вершину горы, чтобы увидеть его весь в лиловом вечернем свете, стоя на паперти восстановленной византийской церкви Святой Софии. Черепичные крыши, старые камни, синее море и потрясающая тишина. Хочется вернуться в Монемвасию снова. Еще сложнее уехать из нее навсегда. Вот и шеф-повар самого посещаемого ресторана городка не смог. Эмигрировал было в Бразилию и даже женился там, но соскучился по узким улочкам и уютному свету из маленьких окон и вернулся. У него самые вкусные суфле из феты, жареные баклажаны и пахлава.

Мани и пещеры

Завершить поездку по Пелопоннесу можно и нужно в регионе Мани на самом юге полуострова. Том самом, который был населен пиратами и откуда родом братья-террористы Мавромихалис. Кстати, в столице региона, городке Ареополис, с обвинением в адрес Мавромихалисов не согласны. Здесь это почитаемая семья, а один из предков братьев даже удостоился памятника. Местный букинист предлагает всем желающим двухтомную монографию, оправдывающую убийц Каподистрии.

Другой популярный товар в лавке букиниста — флаг Мани с девизом «Победа или смерть» по-гречески. Жители этого региона гордятся тем, что колокольня местной церкви ударила в набат, призывая к восстанию против турок, на несколько дней раньше, чем во всей остальной Греции. Греческие горцы чем-то напоминают горцев Кавказа: гордый вид, экспрессивная мимика и жесты, любовь к черному цвету даже у молодежи.

Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи
Греческие вайнахи

Сходны жители двух регионов и в образе жизни. Манийцы в основном промышляли разведением овец и коз. В городке (или большой деревне) Вафия местные жили в сложенных из камня домах-башнях, очень похожих на те, что строили вайнахи на Северном Кавказе. Сейчас часть башен Вафии заброшена, но есть и жилые башни. В некоторых жители городка устроили ресторанчики и маленькие гостиницы для тех, кто хочет переночевать в таком экзотическом месте.

Уже перед отъездом с Пелопоннеса нас ждал сюрприз. В окрестностях Диру в 1970-е годы спелеологи исследовали пещеру с подземным озером, известную местным с конца XIX века. Пещеру обустроили для экскурсий, провели в ней свет. Сейчас специально обученные лодочники на небольших лодках-плоскодонках катают туристов по неописуемо прекрасным залам. Роль колонн выполняют сталактиты и сталагмиты, роль занавесей — волнистые известковые наплывы на стенах, а вместо паркетного пола — кристально прозрачная ледяная вода.

В пещере холодно даже в самые жаркие дни, так что экскурсантов заранее предупреждают, что нужно захватить куртку. Поверх нее надевают спасательный жилет. Лодочники учатся своему ремеслу не один год, но неловкое движение одного туриста в плоскодонке может перевернуть всю лодку. В нескольких местах скальный «коридор» поворачивает, лодка почти неощутимо кренится, но туристы тут же поднимают визг.

Общая длина пути по воде в пещере — около полутора километров, занимает минут двадцать, а запоминается на всю жизнь. Как, кстати, и закаты Монемвасии, руины Мистры, глубокий «раскол» Коринфского канала, тихие улочки Нафплиона рано утром и, конечно, греческое море — самое синее, чистое и теплое в Европе.

По материалам lenta.ru