«Прыгнул — и омолодился!»

«Прыгнул — и омолодился!»

Если речь идет о яхтинге, у большинства сразу возникают ассоциации с брутальными загорелыми шкиперами, с утра до ночи тянущими снасти на фоне природных катаклизмов. Далекий от экстремального спорта корреспондент «Ленты.ру» рискнул провести отпуск на яхте в Крыму и убедился, что это вполне сибаритское удовольствие.

Рискнуть и выиграть

Обычный отдых россиянина представляет собой уикенды в Европе по системе «экскурсии — рестораны», горнолыжные каникулы на Новый год или овощное лежание на пляже летом где-нибудь на курорте. А ведь можно вместо этого пройтись на яхте. Вся эта романтика белых парусов, голубой воды, розовых скал и так далее. Многих отпугивает необходимость тянуть снасти и бороться с волнами по десять метров. И хочется смены ярких впечатлений: чтобы не только небо и вода, как бы они ни были прекрасны, но и те же музеи, например. Или какие-то археологические парки, как на том же Крите.

Оказалось, что и такой вариант вполне возможен. Причем не нужно даже далеко улетать — в конце концов в России тоже есть море. Организаторы тура из сервиса «Туту Приключения» обещали не только каботажное плавание вдоль Южного берега Крыма на восьмиместной яхте, но и поездки на джипах в пещерный город, экскурсию на Ай-Петри и в Большой каньон, сапсерфинг и еще много интересного. Звучало заманчиво, особенно учитывая, что я не был в Крыму с дошкольного детства — считай, вообще никогда.

Балаклава

Яхты ждали меня и моих товарищей по отпуску в Севастополе, в двух часах езды от симферопольского аэропорта. По дороге таксист посоветовал купить персиков: их там продают прямо у дороги, как яблоки в Подмосковье. Я купил несколько штук, и это было роковой ошибкой: я подсел на крымские персики раз и навсегда. Не представляю, как буду жить без них до следующего лета. Позже я притаскивал персики килограммами на яхту и вместо дегустации вина на винограднике дегустировал в основном персики.

«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»

На яхте встречали шкипер и ребята, приехавшие раньше. Первое, что пришлось сделать, — разуться: всякий шкипер страшно беспокоится за сохранность тиковой палубы своего судна. Летом в Крыму на яхте можно вообще не обуваться — впрочем, и одеваться полностью необязательно: достаточно шорт для серфинга парням и купальника девушкам. Ну и санскрин, конечно: на воде обгореть легче легкого, поэтому лучше брать для начала с самым сильным фильтром.

Первым пунктом программы была закупка продуктов. Тур, конечно, не экстремальный, на яхте были даже дети лет десяти, но кое-что от походной жизни все же было: например, спартанские условия (каюты довольно маленькие) и дежурство по камбузу — проще говоря, по кухне. Наш шкипер, к счастью, оказался кулинаром-любителем и угощал нас отличным шашлыком и мясом на гриле. Гриль, что меня ужасно удивило, был прямо на яхте: прикреплен на корме к перилам с внешней стороны, чтобы, если что, искры не попали на палубу. Мы же с другими пассажирами по очереди готовили на завтрак яичницу, а на ужин — макароны и салат.

По пути из Севастополя в Балаклаву (шли не под парусами, а с мотором) шкипер устроил нам развлечение: бросил за борт веревку (по-морскому — шкот) с привязанным к ней спасательным кругом. Можно было схватиться за веревку и нестись в воде за яхтой с весьма приличной скоростью. Я в какой-то момент зазевался и отпустил шкот. «Хватай спасательный круг!» — закричали мне с кормы. Хорошо успел: можно было остаться за пару секунд в 50 метрах за бортом.

Вечером мы пришвартовались в марине Балаклавы. Юридически — это часть Севастополя, практически — самостоятельный небольшой город. Раньше я знал об этом месте только из школьного учебника истории, глава про Крымскую войну. А место совершенно поразительное, и самое поразительное в нем — бухта: она очень узкая и извилистая, как не слишком широкая река, окруженная скалами, которые скрывают вход в нее. Именно поэтому здесь с древнейших времен была спокойная стоянка для кораблей, а все, кто контролировал эту территорию, строили на берегах крепости.

Как рассказал гид, древнейшие времена применительно к Балаклаве — не преувеличение: некоторые ученые считают, что в эту бухту еще Гомер поселил лестригонов — великанов-людоедов из «Одиссеи». Великаны там вряд ли жили, а вот реальные города в балаклавской бухте описали уже Плиний Старший и Страбон. По версии последнего, там жили пираты. Потом город контролировали римляне (при них поселение называлось Симболум) и византийцы (переименовавшие его в Ямболи). В IV веке бухту разорили гунны, а в XIV веке пришли генуэзцы и построили свою крепость Чембало (Ямболи на итальянский лад).

Круглые башни и стены из дикого камня служили после генуэзцев еще и туркам, пока Крым не присоединили к Российской империи. В последний раз старинные развалины послужили военным целям, когда в Крымскую войну Балаклаву взяли англичане: в древней башне засели стрелки греческого пехотного батальона под командой полковника Манто, которые неожиданно для неприятеля обстреляли его. Развалины Чембало — самое интересное, что можно увидеть в Балаклаве любителю древностей. Сами башни закрыты — их законсервировали в ожидании реставрации. Но вид на море открывается невероятный.

Мангуп-Кале

Впрочем, не менее впечатляющие виды ждали нас на следующий день: после ночевки на яхте и опытов по приготовлению яичницы на крошечной газовой плитке мы отправились в горы — точнее, на плато Баба-Даг («Отец-гора» по крымско-татарски). По меловым развалам туда везут на джипах с высоким дорожным просветом и внедорожными шинами с развитым протектором. Непривычным девушкам с нашей яхты было страшновато, особенно когда машину подкидывало на ухабах, а слева открывался живописный обрыв метров этак тридцать-сорок высотой. Но все обошлось: наш водитель знал свое дело. Он только предупредил: «Если тут кто нервный — глаза закройте заранее, чтобы визгом других не пугать. Когда можно открывать — скажу».

«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»
«Прыгнул — и омолодился!»

Не знаю, закрывал ли кто-то глаза, но я точно не закрывал: такие мощные зрелища не всегда увидишь. Эта самая гора Баба-Даг вся изрезана пещерами и гротами, в нескольких из них даже устроили монастырь. На верхушке горы, точнее на плато, — развалины пещерного города и крепости. Причем, строго говоря, не одной, а нескольких: поскольку плато доминирует над окрестностями и с него открывается вид на десяток километров на все четыре стороны света, стратегическое значение этого места оценили очень давно.

Первыми заселять пещеры и устраивать на горе сторожевые посты начали тавры, за ними пришли скифо-сарматы, аланы и готы. Готы сделали это место столицей своего государства Дори и назвали Дорос. Как раз тогда появилась первая наземная постройка — церковь-базилика. При византийцах, до XV века, Дорос был столицей княжества Феодоро (сам город тоже переименовали в Феодоро).

Я, современный человек, не представляю, как древние вырубили все эти лабиринты, молельни и могильники в скалах без современных инструментов. Гид, конечно, объяснял, что гора состоит из мягких пород, которые можно обрабатывать самыми примитивными долотом и молотком. Но все равно удивительно. Некоторые пещеры буквально состоят из нескольких этажей. Нам показали остатки цитадели на мысе Тешкли-бурун, где византийские солдаты и монахи сражались до самого конца. Османы захватили город и владели им до второй половины XVIII века, когда Крым перешел к России.

После Мангуп-Кале нас ждало кафе в крымско-татарской деревне: кормили янтыками — это так называемый «крымский чебурек». Отличие от обычного в том, что его не обжаривают в масле, а пекут в печи. Получается более диетический вариант. И с бараниной, и с сыром вкус просто отличный. Девушки охали насчет талии — и заказывали еще один янтык. Потом всех повезли на местную винодельню. Люди, приехавшие из больших городов, осваивают ремесло виноделов и делают весьма недурное вино.

Большой каньон

Следующий день был полностью посвящен «водным процедурам». Мне давно хотелось попробовать сапсерфинг: для обычного серфинга, честно признаться, не хватает храбрости. Сапсерфинг хорош тем, что он практически безопасен для человека более-менее физически развитого и умеющего плавать. На сапе (широкой доске) плавают по тихой воде, работая веслом. Нам повезло с погодой: в живописной бухточке недалеко от мыса Фиолент волнения почти не было, и даже начинающие отлично «посапились».

Если обычный серфинг можно сравнить с горными лыжами, то сап — скорее, беговые лыжи. Работают практически все мышцы, особенно плечи и руки. У меня сразу стало получаться, я осмелел, стал оглядываться по сторонам — и кувырнулся в море, причем так «удачно», что заодно перевернул и доску (и слегка получил ею по голове). Пришлось помучиться, прежде чем удалось перевернуть ее обратно. Больше я не лихачил и до конца сеанса сапсерфинга в море не нырял.

Следующий день был посвящен Большому каньону в окрестностях горы Ай-Петри. Крымчане назвали свою природную достопримечательность по аналогии с аризонским Гранд-Каньоном. Разумеется, американский каньон в разы масштабнее. Однако и крымский очень хорош. Мы приехали на автобусе на плато Ай-Петри (да, и оттуда вид на море и Ялту просто потрясающий — вообще столько открыточных видов, как в Крыму, мне нигде не попадалось). Можно было бы подняться по знаменитой канатной дороге, но решили избежать очереди из желающих прокатиться.

После короткого осмотра плато (кстати, там снимали несколько сцен из «Кавказской пленницы») поехали собственно в каньон. Я даже не представлял, что в нашей стране существует настолько сказочное место: думал, такое бывает разве что в Альпах или где-то еще за границей. В одном месте через каньон перекинут реечный подвесной мост — прямо как в каком-то боевике. К сожалению, в день нашего приезда он был закрыт, а то было бы еще одно приключение не для слабонервных.

Длина каньона — чуть больше трех с половиной километров, но идти по нему даже молодому мужику приходится куда дольше, чем казалось бы: нужно постоянно подниматься и спускаться по тропе, а часть пути проходит по каменному ложу горной реки, усеянному углублениями — «ваннами». Эти ямы в каменном ложе речки вымывает вода: камни попадают в небольшую ямку и годами под мощными струями воды после дождей и таяния снегов углубляют и углубляют эту ямку.

Пробираться между «ванн», даже если дождя давно не было и каменное ложе сухое, довольно рискованно: можно соскользнуть и шлепнуться прямо в стоящую в «ванне» воду. Впрочем, на маршруте есть и такая «ванна», куда все стремятся окунуться вполне сознательно. Это так называемая Ванна молодости, прежде называвшаяся Караголь: сравнительно небольшой, но глубокий (около пяти метров) бассейн, постоянно наполняющийся ледяной водой горного потока. Ледяной в самом буквальном смысле: когда мы пришли к Ванне молодости, жара стояла под тридцать градусов, а температура воды была около десяти.

Самые смелые (или крепко выпившие для храбрости) туристы раздевались до плавок и купальников и прыгали в бассейн. Мужики — из ухарства, женщины — из суеверия: вдруг и вправду станешь лучше выглядеть? Я решил окунуться просто «на память», нырнул с головой — и вылетел из ледяной воды со свистом: мне показалось, что я угодил в кипяток. Меня встретил на берегу хохот девчонок из группы: «Прыгнул — и омолодился!»

Последний вечер перед возвращением в Севастополь мы провели в Ялте. Я прошелся по набережной, вспомнил, как гулял там ребенком, посмотрел, как солнце садится в море, а в кафе у берега собираются веселые любители ночной жизни. Я решил к ним присоединиться — отличный способ закончить отличное приключение, которое я когда-нибудь обязательно повторю.

Благодарим за помощь в подготовке материала сервис «Туту Приключения» и компанию «На яхте».

По материалам lenta.ru